svet_ilinska (svet_ilinska) wrote in volkhonka_14,
svet_ilinska
svet_ilinska
volkhonka_14

Гражданская позиция

Об Андрее Ашкерове до сих пор ничего не знала, но фамилию помнила, поскольку полтора года назад во «Времени новостей» Василий Шевцов опубликовал в одном блоке 3 рецензии: на книгу Ю.Хабермаса, А.Ашкерова и мою собственную. См.: http://www.vremya.ru/2008/74/4/202775.html

Однако его комментарий по поводу судьбы Института философии потряс до глубины души. Не могу не ответить на него...

Я пришла в институт в 2002-м. Плесени не заметила… Бедность была. В смутные 1990-е, когда Россией правил доллар, институт выживал, не переставая творить, писать, мыслить. Главное, что было в институте тогда и осталось сейчас, главное не только для меня – это атмосфера, которая царит как на семинарах, конференциях и прочих официальных мероприятиях, так и на банальных чаепитиях. Именно в такой атмосфере и создаются смыслы. Каждая защита диссертации на Учёном совете – это событие, на котором всё происходит всерьёз: и вопросы здесь задаются неформальные, и дискуссия задевает за живое. Мне приходилось оппонировать в других советах, в стенах иных организаций, как правило, защита там – рутинное мероприятие. ИФ РАН на сегодня – крайне отрытая и незабюрократизированная структура, где можно получить признание благодаря своему таланту и трудолюбию, где любая инициатива поддерживается руководством.

Я застала наш институт возрождающимся. В меркантильном, но не в экзистенциальном смысле, т.к. интенсивная работа велась в его стенах даже в самые трудные годы. Постепенно увеличивалась зарплата, ремонтировалось здание, появлялось финансирование на реализацию достаточно амбициозных проектов, после большого перерыва приходила на работу молодёжь. Немалую роль в этом процессе сыграл Абдусалам Гусейнов – нынешний директор ИФ РАНа. С его избранием на должность институт превращается в эффективно и бесперебойно функционирующую структуру. Гусейнов не просто учёный, занимающийся этикой, он – наиэтичнейший человек, я уже не говорю – директор. И это его качество тоже существенным образом отражается на работе коллектива. Именно благодаря ему Институт до сих пор боролся и продолжает отстаивать свою судьбу самыми корректными способами.

Я не знаю до какой степени трагично отразится на живом организме, коим является ИФ РАН, его переселение… Многие уйдут. Как в прямом, так и в переносном смысле. Кто-то уедет работать на запад. А это значит – будут обезглавлены научные школы, прервётся преемственность, которая только-только начала налаживаться. Даже сама угроза переселения выбивает из колеи многих моих коллег. Сам факт того, что, встречаясь в секторе, мы говорим не о новых проектах, книжных новинках, коллективных монографиях и просто мировоззренческих проблемах, а о возможном переселении, - есть уже прямой физический вред нашему институту, главная задача которого – создавать смыслы. В отсутствие которых невозможен никакой экономический успех, никакой прорывный вариант развития. Многие ставят в упрёк институту тот факт, что в советские годы он обслуживал действующий режим. Позвольте, но при всех преступлениях этого режима, в качестве «общества цели» как раз ускоренную модернизацию страны он обеспечил. Я могла бы назвать много других побед, не таких очевидных. То же развитие светской этики было шагом вперёд, а не назад. Можно сколь угодно глумиться над «моральным кодексом строителя коммунизма», но успешное развитие страны невозможно в условиях отказа от собственной идентичности. Нельзя даже надеяться на какие-то прорывные технологии, в отсутствие собственного проекта развития, собственной повестки дня, спокойного и взвешенного отношения к своей истории. Один из блогеров написал, что нам достаточно читать переводные западные книжки… Позвольте, а кто переводить-то будет? Перевод философского текста – это серьёзная научная работа. И не надо забывать, что Те тексты пишутся для Той публики, а многие западные категории нерелевантны незападному миру. Нельзя такой стране как Россия жить без собственной философии! Такая перспектива лишает нашу страну даже просто смысла существования, обрекая на окончательное расчленение и превращение в сырьевой придаток. А то, что тексты отечественных обществоведов и гуманитариев слабо воспринимаются российской властью, так то – беда российского общества и вина власти, которая наблюдает жизнь из окна автомобиля, мчащегося по Кутузовскому проспекту со скоростью 200 км. в час, а не вина философов. Валентина Федотова писала об этом подробно в журнале «Политический класс» в работе «Роль социальных наук сложнее, чем кажется», повторяться не буду. Замечу только, что ни естественные, ни технические науки успешно развиваться без аутентичной философии не смогут никогда.

Неправда то, что развивать философию можно на уровне университетских кафедр. Я принимаю участие в некоторых коллективных проектах московских и региональных вузов. В российских вузах мало людей, которые кроме чтения часов демонстрировали бы ещё и серьёзные научные достижения. Эта тема тоже уже подробно обсуждалась в ЖЖ: на западе у преподавателя другая академическая нагрузка и проч. Даже сам факт того, что комментаторы нашей коллективной беды предлагают устроить всё «как у них», говорит об их непонимании того, что современный Запад сегодня находится в глубоком мировоззренческом кризисе и никак не может быть примером успешного развития.

Шквал негативных комментариев очевидно связан с тем, что нынешняя атмосфера оказалась губительной для гуманитарной мысли, полезность которой невозможно непосредственно вычислить в денежном эквиваленте. В обществе, где любые действия оправданы потому, что они приносят доход, где законы принимаются для того, чтобы легализовать расхищение общественного богатства, сложно говорить о перспективах для гуманитарного знания.

Специфика нашего государства заключается в том, что в нём в какой-то момент времени (конец 1980-х – начало 1990-х годов) «отменили» общественную мораль. Прежняя была развенчана и осмеяна, а новой стал, по выражению академика А.Гусейнова «долларовый тоталитаризм». В России эпохи перестройки девочки вырастали, мечтая о карьере элитной проститутки, а мальчики – рэкетира. Дети называли в качестве своей будущей профессии не моряка, лётчика, учительницу, врача или актрису, а продавца коммерческого ларька. «Новые русские» не осознавали своей ответственности перед обществом, не понимали, что счастливая жизнь даже очень богатого человека невозможна среди нищих и несчастных сограждан. В стране выросло целое поколение аморальных и асоциальных людей, её захлестнули проблемы социального сиротства, бытового алкоголизма и общественного равнодушия. И эти проблемы отнюдь не достигли своего апогея. Когда поколения советских людей, которым активно прививались нормы общественной морали, окажутся в абсолютном меньшинстве или вообще уйдут с исторической сцены, социальная ткань российского общества может совершенно разрушиться. Возможно, что Институт философии на сегодня – единственная сила, способная противостоять такому сценарию развития…

Я полностью согласна с Борисом Межуевым. Власть, и особенно власть российская, устроена так, что подминает под себя все, что не оказывает должного сопротивления. И как бы ни было противно превращаться в Ильфо-Петровских геркулесовцев, именно сейчас надо проявить гражданскую позицию: бороться за здание и отстоять своё право работать именно в этих стенах.

 

Старший научный сотрудник Института философии РАН, кандидат политических наук, преподаватель факультетов политологии и философии Государственного академического университета гуманитарных наук, учёный секретарь диссертационного совета по политическим наукам

 

Светлана Ильинская


 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments